8(499)255-7598 (доб. 323) samoopredelenie@mail.ru

Г.В. Резапкина, старший научный сотрудник Центра практической психологии образования ГБОУ ВПО МО «Академия социального управления»

e-mail: 5233942@mail.ru

В статье сравниваются понятия «профессиональная ориентация» и «профессиональное самоопределение», анализируются причины низкой эффективности профориентационной работы, рассматриваются риски доминирования технократического подхода над гуманистическим, предлагается смена приоритетов в профориентационной работе с молодёжью как условие достижения баланса между потребностями человека и государства, его профессиональными намерениями и требованиями рынка труда.

Ключевые слова: профессиональная ориентация, профессиональное самоопределение,  мотивы труда, стратегия и тактика профориентационной работы.

The article compares the concepts of «professional orientation» and «professional self-determination», analyzes the reasons for the low effectiveness of career-oriented work, examines the risks of the dominance of the technocratic approach over the humanistic approach, proposes a shift in priorities in vocational guidance work with youth as a condition for achieving a balance between the needs of the individual and the state, its professional intentions and labor market requirements.

Keywords: professional orientation, professional self-determination, motives of work, strategy and tactic of career-oriented work.

Перед специалистами в области профессиональной ориентации десятилетиями безуспешно ставятся одни и те же задачи:

  • содействие достижению баланса между профессиональными интересами и возможностями человека и потребностями общества, требованиями рынка труда;
  • прогнозирование профессиональной успешности человека в какой-либо трудовой деятельности;
  • содействие профессиональному становлению и развитию молодого человека в целях достижения удовлетворенности своим трудом и социальным статусом, реализации своего потенциала, обеспечения достойного уровня жизни.

Среди причин низкой эффективности профориентационной работы справедливо отмечаются отсутствие научно-методического, нормативно-правового, кадрового и финансового обеспечения. На самом деле причины глубже.

В основе стройной управленческой системы лежат три взаимосвязанных компонента: идеология, методология и технология. Идеология определяет методологию и технологию. 

Отечественная профориентация «выросла» из модели профессионального выбора, предложенной более ста лет назад американским социологом Ф. Парсонсом. По мнению учёного, достаточно «просчитать» человека с помощью тестов, узнать требования каждой профессии и организовать встречу человека с «подходящей» профессией. Эта модель, основанная на протестантской этике, в отечественной профориентации приобрела вид триады «могу», «хочу», «надо». Детям и взрослым очень нравится эта логичная схема. Но, к сожалению, в старших классах все чаще приходится только констатировать рассогласование между этими элементами.

Наивно ожидать эффективности от профориентации, основанной на модели, разработанной в ином культурно-историческом контексте. Между тем, за полвека до идей Парсонса и Мюнстенберга, на столетие определивших вектор профориентационной работы, в отечественном образовании шли жаркие споры о том, кого, прежде всего, должна воспитывать школа – человека или профессионала. Эта полемика нашла отражение в эпиграфе к статье Н.И. Пирогова «Вопросы жизни»: «К чему вы готовите вашего сына?» – кто-то спросил меня. «Быть человеком», – отвечал я. «Разве вы не знаете, – сказал спрашивающий, – людей, собственно, нет на свете; это отвлечённое, вовсе не нужное для нашего общества понятие. Нам необходимы негоцианты, солдаты, механики, моряки, врачи, юристы, а не люди».

Через сто лет его мысль почти дословно повторит В.П. Зинченко: «Мы забыли о том, что школа, вуз должны выводить прежде всего в люди, а уже потом в солдаты, рабочие, учёные, патриоты и т.д.»

Однако у нас больше известна фраза советских сатириков И. Ильфа и Е. Петрова «хороший человек – это не профессия», которая, вроде бы, оправдывает отсутствие человеческого в профессионале, искусственно противопоставляя то, что должно быть едино.

Приоритет «человеческого» не отменяет «профессиональное», но придаёт любой деятельности гуманистическую направленность, без которой она может быть опасной. Очевидно, что воспитание «человеческого» в человеке предваряет профессиональное становление.

Борьба сторонников гуманистического и технократического подхода в управлении и производственных отношениях активизировалась в 30-е годы XX века, когда результаты психологических исследований доказали значимость «человеческого фактора» в производственных отношениях.

Великий русский философ Н.А. Бердяев в середине XX века отмечал, что «есть два типа философии: философия ценностей и философия блага или пользы». Эту мысль через сорок лет разовьет А.Г. Асмолов в статье «Непройденный путь: от культуры полезности — к культуре достоинства»: «До тех пор, пока культура ориентирована на отношения полезности, а не достоинства, в ней урезается время, отводимое на детство, старость не обладает ценностью, а образованию отводится роль социального сироты, которого терпят постольку, поскольку приходится тратить время на дрессуру, подготовку человека к исполнению полезных служебных функций».

С позиции технократического подхода, человек существует для государства, а его ценность зависит от той пользы, которую он приносит на своём рабочем месте. Идеал профориентации – в достижении максимально полного количественного баланса между потребностями рынка труда и подготовленными кадрами.

В этом случае смысл профориентационной работы заключается в подборе профессий с учётом типологических особенностей человека. Для решения этих задач оптимален типологический подход. 

Хотя за сто лет произошли революционные изменения во всех областях науки, вектор психологической диагностики до сих пор направлен на поиск соответствия человека определённым критериям или параметрам, которые устанавливает автор методики, то есть сводится к более или менее оправданной констатации личностных особенностей, значимых для подбора персонала, определения вменяемости и прочих утилитарных задач.

Методики, основанные на типологическом подходе, сужают поле выбора профессии, поэтому они пользуются спросом у людей зависимых и безынициативных, которые предпочитают перекладывать принятие ответственных решений на других, даже если это касается собственной судьбы. Смысл типологического подхода в психодиагностике лучше всего выражен в афоризме Криса Дайсона: «Можно научить индюков лазить по деревьям, но лучше всего для этих целей нанять белок». Вроде бы все логично. Если речь идёт об индюках и белках. Типологический подход создаёт иллюзию, что человека можно просчитать с помощью тестов. К счастью, мы устроены сложнее, чем индюки и белки, и не так жестко детерминированы в своих действиях.

В каждом человеке заложен потенциал, который невозможно выявить в рамках типологического подхода. Отношение к профессии определяется не только и не столько психофизиологическими и характерологическими особенностями, а мировоззрением, основу которого составляет направленность личности, мотивы труда и жизненные ценности.  Однако прежде, чем пытаться диагностировать эти трудноизмеримые свойства, их надо воспитать. Эта задача решаема в рамках гуманистического подхода, который рассматривает человека не как средство решения экономических задач, а как цель и ценность общественного развития.

В гуманистической парадигме типологического подхода уже недостаточно. Феноменологический взгляд на человека, предложенный в начале XX века немецким психологом К. Ясперсом на основе феноменологической философии и психологии Э. Гуссерля, рассматривает диагностику в иной плоскости. Главное отличие феноменологического подхода – доверие к человеку, обращение к его здоровой и правильной сущности, которая в традиции экзистенциальной психологии называется Person, что близко к нашему «совесть».

Результат диагностики, основанной на этих принципах – «не ярлык, а описание того, как человек организует свой опыт, это феноменологическое исследование в процессе диалога клиента и терапевта…».

Диагностика, основанная на феноменологическом подходе, не нуждается в защите от неискренних ответов уже потому, что клиент имеет право на любую степень откровенности, которая не будет обращена против него.

Диагностика, основанная на феноменологическом подходе, рассматривает человека как цель, а не как средство решения чьих-то задач или достижения чьих-то целей.

Диагностика, основанная на феноменологическом подходе, не ограничивается констатацией фактов – много ли проку от врача, который не лечит, а только ставит диагноз? – а задаёт вектор личностного развития для достижения долгосрочных целей:

  • воспитание граждан, заинтересованных в своём профессиональном и личностном росте;
  • способных к самообразованию и саморазвитию;
  • нравственных;
  • самостоятельно мыслящих;
  • обладающих реалистичным уровнем притязаний;
  • настроенных на самореализацию в социально одобряемых видах деятельности, направленных на благо общества.

По мнению О.Г. Кондратьевой и И.С. Сергеева, цель «профессионального самоопределения – в достижении качественного баланса между требованиями рынка труда и профессионально-трудовой мотивацией работников. Каждый работник должен найти себе такое место работы, которое вполне соответствует его внутреннему, содержательному интересу к данному виду профессиональной деятельности и является результатом его осмысленного профессионального выбора».

Рассмотрим соотношение этих понятий, дополнив  таблицу, представленную в статье Кондратьевой О.Г., Сергеева И.С. Профессиональная ориентация и сопровождение профессионального самоопределения: иллюзия тождества.

Таблица.

Соотношение понятий «профессиональная ориентация»

и «профессиональное самоопределение»

Цели

Профессиональная ориентация

Профессиональное самоопределение

Краткосрочные цели: содействие достижению баланса между профессиональными интересами и возможностями человека и потребностями общества, требованиями рынка труда; поиск оптимального варианта  профессионального выбора на основе модели «могу-хочу-надо)

Долгосрочные цели: содействие психологической готовности к самостоятельному, реалистичному и осознанному выбору профессии; воспитание граждан, заинтересованных в своём профессиональном и личностном росте, настроенных на самореализацию в социально одобряемых видах деятельности, направленных на благо общества

Отношение к оптанту

Объект профориентационной работы

Субъект профессионального самоопределения

Методы

Навязанный выбор (вместо подростка), рекомендательная стратегия, методы диагностики, основанные на типологическом подходе; приоритет внешних мотивов над внутренними

Активизирующие методы, методы диагностики, основанные на аксиологическом и феноменологическом подходах, приоритет внутренних мотивов над внешними

Возраст

9-11 класс

1-11 класс

Заказчики

Государство (работодатели, представители организаций профессионального образования)

Оптант, семья (при условии, что родители не «давят» на ребенка и не пытаются решать свои проблемы)

Тип производственных отношений

Индустриальное общество («оранжевая» стадия по Ф. Лалу)

Информационное общество («бирюзовая» стадия по Ф. Лалу)

Показатели

Количественные

Качественные

Государство – это упорядоченная система, в которой каждый ее участник выполняет определенную роль или функцию. Успешность функционирования всей системы во многом зависит от качества его элементов. Но из этого не следует, что граждане государства должны рассматриваться исключительно как «ресурс экономики», а роль института образования сведена к воспроизводству «элементов», отвечающих заданным параметрам – тем более, что ошибочность этого пути проверена временем. Попытки задать извне некие желаемые  параметры личности без её внутренних изменений упираются в нежелание самой личности этим параметрам соответствовать. Итог – углубление противоречий между интересами государства и человека, бесконечная игра «кто кого надует», в которой не бывает победителей. По этому сценарию веками развиваются отношения между государством и его гражданами: когда снижается значимость этических запретов, размываются представления о добре и зле, общие для всех культур и религий – усиливаются санкции со стороны государства. Чем жестче внешний  контроль, тем слабее самоконтроль.

Другой путь – развитие конструктивных мотивов трудовой деятельности, внутренней мотивации и универсальных качеств, лежащих в основе профессиональной и личностной успешности, не сводимых к компетенциям.

Профессиональное самоопределение и профессиональная ориентация соотносятся как внутренние и внешние регуляторы профессионального поведения человека, которые должны находиться в динамическом равновесии, обеспечивающем баланс интересов государства и личности.

Достижение баланса между интересами человека и общества возможно только в том случае, если мы будем строить профориентационную работу на стратегиях, отвечающих современным задачам. Эти задачи диктует логика социально-экономического развития общества. Так, анализируя эволюцию развития производственных отношений, Ф. Лалу выделяет семь стадий, через которые прошли организации во всём мире: инфракрасная, пурпурная, красная, янтарная, оранжевая, зелёная и бирюзовая.

На вершине эволюции находятся успешные организации с поразительными темпами роста. Но главное отличие в том, что отношения в «бирюзовых» компаниях строятся на принципах работы живого организма. Это самоуправление, целостность и эволюция сознания. Благодаря этим принципам, бирюзовые компании недосягаемы для конкурентов, тратящих ресурсы на корпоративные войны и политические игры.

Большинство наших компаний находятся на технократической «оранжевой» стадии, главным идеологом которой сто лет назад стал Тейлор. Цель «оранжевой» стадии – увеличение прибыли за счёт роста производства и потребления, средства – создание конкурентной среды, опора на внешнюю мотивацию. В рамках «оранжевой» парадигмы разработаны профориентационные проекты «Научно-технологическая инициатива» АНО «Агентство стратегических инициатив», комплексы профориентационных мер, движения «WorldSkills» и «JuniorSkills». Сто лет назад в условиях индустриального общества и относительно равномерного экономического развития ведущих государств это было не критично. Сегодня подобная стратегия отбрасывает нас на десятилетия назад. В  XX веке профориентация сводилась к вопросу «кем быть?» Однако новое время требует уточняющих вопросов: «каким быть?», «зачем быть?», ответы на которые можно найти только в рамках гуманистического подхода.

Стратегия предполагает понимание долгосрочных целей: воспитание граждан, заинтересованных в своём профессиональном и личностном росте, способных к самообразованию и саморазвитию, нравственных, самостоятельно мыслящих, обладающих реалистичным уровнем притязаний, настроенных на самореализацию в социально одобряемых видах деятельности, направленных на благо общества.

Только удержание долгосрочных целей способно приблизить нас к решению краткосрочных утилитарных задач достижения баланса между потребностями человека и общества, профессиональными намерениями молодёжи и требованиями рынка труда, о которых долгие годы только говорится.

Разрыв между передовыми технологиями и устаревшей идеологией несёт риск гуманитарных катастроф, о которых мы пока знаем только по книгам и фильмам. Этот разрыв невозможно преодолеть указами и распоряжениями – для этого необходимо воспитать поколение ответственных, честных, трудолюбивых, порядочных, умных людей, для которых главные мотивы труда – самореализация, служение и творчество.

Список литературы:

  1. Пирогов Н.И. Вопросы жизни. Морской сборник, Спб, 1857.
  2. Бердяев Н.А.  Царство Духа и Царство Кесаря. М., Республика, 1995.
  3. Асмолов А.Г Непройденный путь: от культуры полезности — к культуре достоинства, Вопросы психологии, №5, 1990.
  4. Калитеевская Е.Р. Диагностика в гештальт-терапии / Е.Р. Калитеевская // Гештальт 98. сб. мат. Московского гештальт-института за 1998. – М. – 1999.
  5. Кондратьева О.Г., Сергеев И.С. Профессиональная ориентация и сопровождение профессионального самоопределения: иллюзия тождества // Развитие современного образования: теория, методика и практика: Сборник материалов V Международной научно-практической конференции. Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова. – 2015. – С. 135-140.
  6. Калитеевская Е.Р. Диагностика в гештальт-терапии / Е.Р. Калитеевская // Гештальт 98.сб. мат. Московского гештальт-института за 1998. – М. – 1999.
  7. Калитеевская Е.Р. Диагностика в гештальт-терапии / Е.Р. Калитеевская // Гештальт 98.сб. мат. Московского гештальт-института за 1998. – М. – С. 99.
  8. Лалу Ф.  Открывая организации будущего, М., Манн, Иванов и Фербер, 2016.

К