8(499)255-7598 (доб. 323) samoopredelenie@mail.ru

И.С. Сергеев, к.п.н., ведущий научный сотрудник ФГАУ «ФИРО», г. Москва

e-mail: rigen@rambler.ru

Под нетворкингом понимается деятельность по созданию системы полезных для будущего социальных контактов и связей. В статье представлен авторский подход к пониманию объекта профориентационной работы, в качестве которого рассматриваются три группы профориентационно значимых взаимосвязей: «обучающиеся–работодатели», «родители–работодатели» и «обучающиеся–родители». Определены направления работы образовательных организаций по построению и оптимизации парных связей в «треугольнике взаимодействия» (обучающиеся–родители–работодатели), нацеленной на создание условий для результативного профессионального самоопределения обучающихся.

NETWORKING IN THE CAREER-ORIENTATION SYSTEM

I.S. Sergeyev, PhD, Leading Researcher, Federal Institute of Education Development, Moscow

Networking is treated as activities aimed at creating the system of useful in the future social contacts and relations. The article reveals the author’s approach to the object of career guidance, which covers three groups of vocationally significant interrelations: “pupils – employers”, “parents – employers” and “pupils – parents”. The author defines the work directions allowing educational organizations to develop and optimize the pair relations in the “triangle of interactions” (students – parents – employers). These work directions aim to create conditions for effective professional self-determination of pupils.

Содержание этой статьи опирается на три положения, которые представляются автору достаточно очевидными, однако всё ещё не являются общепринятыми.

1. Подготовку человека к его профессиональному выбору необходимо начинать с ранних возрастов, с тем, чтобы к 8-9 классу у подростка уже был набор компетенций, обеспечивающих относительно самостоятельный и осознанный выбор профессии в современных проблемных условиях, препятствующих самостоятельности и осознанности выбора.

2. Профессиональное самоопределение не тождественно образовательному самоопределению. Рамочным процессом для данной статьи является именно профессиональное самоопределение (выбор будущей сферы профессиональной деятельности), относительно которого, в нормальной ситуации, образовательное самоопределение (выбор уровня и типа образования, а также конкретного вуза, колледжа или техникума) должно носить вторичный, вспомогательный характер.

3. Нашим детям предстоит жить и работать в ином, новом мире. Поэтому нам следует не бояться новых слов, понятий и терминов (в том числе, заимствованных из бизнес-сферы), а исследовать новые возможности, которые они открывают. Одно из таких понятий – профориентационный нетворкинг – выступает предметом этой статьи.

Нетворкинг (в широком смысле) – деятельность по созданию системы полезных для бизнеса или профессиональной деятельности социальных контактов, связей [2, с. 326], актуальных либо перспективных. Использование понятия «нетворкинг» в профориентационном контексте требует, прежде всего, выявления тех субъектов, между которыми целесообразно выстраивание связей, полезных для достижения целей профориентации.

Социальная миссия профориентации состоит в том, что она призвана сбалансировать профессионально-карьерные намерения человека с потребностями экономики в квалифицированных кадрах определённого профиля и уровня подготовки. Этот тезис, который является давно утвердившимся в отечественной профориентологии и который мы вполне разделяем, указывает на двух основных или конечных пользователей профориентационной работы: 1) человек, находящийся в ситуации профессионального самоопределения и 2) работодатель, находящийся в поиске актуальных или перспективных кадровых ресурсов. Если мы выбираем предметом своего интереса профориентационную работу с возрастной группой «дети, подростки и молодёжь», то первый из указанных субъектов требует уточнения: в качестве заказчиков и благополучателей ранней профориентации выступают обучающиеся и их родители (семьи, либо законные представители).

Таким образом, субъектное пространство профориентационного нетворкинга может быть представлено как «треугольник взаимодействия»: обучающиеся–родители–работодатели. В этом треугольнике образовательные организации, педагоги, психологи, профконсультанты играют вспомогательную роль квалифицированных посредников либо вовсе отсутствуют. В последнем случае мы имеем дело с корпоративными моделями профессиональной ориентации, получившими большое распространение в нашей стране на протяжении последнего десятилетия. Такие модели могут быть представлены, например, корпоративными классами «Газпрома» (где роль школы сводится лишь к предоставлению классных помещений), корпоративными олимпиадами «Росатома», системой профориентационных мероприятий с детьми и подростками разных возрастов от «РосГидро» и т.д. Все эти модели по-своему эффективны: как показывает эмпирический анализ имеющихся практик, их влияние на профессиональное самоопределение выпускников школ заметно выше, чем влияние профориентационной работы, проводимой организациями профессионального и высшего образования и особенно самими школами.

В то же время, автору этой статьи неоднократно приходилось наблюдать, как предложенный им тезис о том, что «главными социальными заказчиками и благополучателями профориентационной работы являются с одной стороны, учащиеся и их родители, с другой – работодатели», вызывает неприятие и протест со стороны образовательного сообщества. Этот протест справедлив, поскольку сам тезис является в значительной степени провокационным. Однако для того, чтобы опротестовать тезис, одного только эмоционального возражения недостаточно; необходимо ответить на два вопроса: 1) «Почему система профориентации, ограниченная «треугольником» обучающийся–родители–работодатель является неполноценной»? и 2) «Каковы собственные интересы и потребности системы образования как социального заказчика и благополучателя профориентационной деятельности»?

Отвечая на первый вопрос, нужно прежде всего определить ключевые интересы и цели каждого из субъектов «треугольника»:

  • работодателю нужны выпускники, профессиональное самоопределение которых обладает заранее заданными свойствами, соответствующими кадровым потребностям работодателей (например: лояльность к данной конкретной компании; корпоративный патриотизм; преданность бренду; готовность не только отдавать фирме свои профессиональные компетенции, но и существенную часть своей личности; готовность испытывать определённые ограничения и даже терпеть определённые лишения ради работы именно в данной компании и т.д.);
  • родителю нужно гарантированное счастливое и безоблачное будущее для своих детей (что, по наблюдению Н.С. Пряжникова, нередко выражается расхожей формулой «чтобы у моих детей всё было, а им бы за это ничего не было»);
  • обучающемуся нужно найти себя во взрослом мире, добиться успеха и завоевать достойное место в социуме.

Обозначенные цели не столько противоречивы, сколько лежат в совершенно разных смысловых пространствах. Взаимодействие между субъектами, интересы которых настолько различны, можно охарактеризовать метафорами – например, «разговор представителей разных народов, каждый из которых говорит на своём языке и не понимает других». Для любителей психологии может подойти образ «пересекающихся трансакций» по Бёрну, хотя, повторюсь, здесь это только метафора.

В этой ситуации цели ни одного из трёх участников не смогут быть по-настоящему достигнуты (что и происходит на практике, вызывая нарастающую неудовлетворённость друг другом работодателей и работников, детей и родителей, родителей учащихся и их будущих работодателей), — если некий дополнительный субъект не возьмёт на себя роль контактора, переводчика и медиатора. Этим «дополнительным субъектом», очевидно, и должны стать образовательные организации; особое направление их деятельности, которое мы условно обозначили ролью «контактора, переводчика и медиатора» — не что иное, как профориентационный нетворкинг.

Итак, собственный интерес образовательных организаций в профориентационном взаимодействии человека и экономики, как особого культурного института, состоит в том, чтобы окультурить, гармонизировать это взаимодействие. Но для начала образовательной организации необходимо оформить и институционализировать взаимодействие субъектов «треугольника». Школа должна стать площадкой для встречи, знакомства и диалога учащегося, родителя и работодателя. В то же время, помимо общих гармонизирующих задач по отношению к взаимодействию трех субъектов, у школы существуют и частные задачи:

  • по отношению к обучающимся – педагогическое сопровождение их профессионального самоопределения (содействие становлению субъектной позиции, формирование необходимого набора «профориентационно значимых компетенций» — Н.Ф. Родичев [3]) посредством серии погружений в реальный социально-профессиональный контекст и с использованием практикоориентированных форм сопровождения профессионального выбора (профпробы и др.);
  • по отношению к родителям – коррекция и, более того, реформирование воззрений на мир труда и профессий, распространённых в родительском сообществе, разоблачение множества мифов и стереотипов восприятия; преодоление деформаций в ценностных основаниях профессионально-трудовой деятельности, восстановление ценности профессионализма; одним словом – активная работа с тем содержанием родительского сознания, которое чаще всего и является главным препятствием на пути самостоятельного и эффективного самоопределения детей;
  • по отношению к работодателям – гуманизация их кадровой политики.

От решения этих задач напрямую зависит не только успешность самого профориентационного нетворкинга, но и достижение конечной цели профориентационной работы – снижение остроты противоречий между человеком и экономикой. Однако в практике профориентационной работы решаются несколько иные задачи – не те, что наиболее актуальны, а те, которые наиболее понятны и привычны. Лишь первая из трёх обозначенных задач (сопровождение профессионального самоопределения обучающихся) в последнее время в той или иной степени осмыслена школой, хотя больше на словах, нежели на деле. Необходимые для её решения процессы социального партнёрства и сетевого взаимодействия развиваются по инициативе организаций профессионального и высшего образования, а иногда и самих работодателей, но отнюдь не школы. Вторая задача на первый взгляд может быть соотнесена с традиционным профессиональным информированием родителей. Однако это не так; разницу можно понять, осмыслив следующий известный афоризм: «Проблема не в том, что люди невежественны, а в том, что они знают слишком многое из того, что не соответствует действительности».

Что касается третьей задачи, то она пока может быть сформулирована только теоретически. Довольно примечательно, что, хотя провокационный тезис о том, что школа является «лишним звеном» в системе профориентации, вызывает у педагогического сообщества протест, — попытка сформулировать те профориентационные задачи, которые школа должна действительно решать в современном противоречивом мире, точно так же вызывает реакцию протеста. Проблема профориентационного взаимодействия школы с предприятиями бизнес-сферы является тяжёлой и болезненной, но это не означает, что решение её можно откладывать до бесконечности. Введение понятия «профориентационный нетворкинг» позволяет понять, в чём именно должно заключаться это взаимодействие и на решение каких задач оно должно быть направлено.

Роль школы в системе профориентационного нетворкинга заключается в формировании трёх типов педагогически управляемого профориентационного взаимодействия: 1) «родители–учащиеся», 2) «работодатели–учащиеся», 3) «работодатели–родители». Первая взаимосвязь в той или иной степени уже освоена нашей педагогикой (см., например, работы О.Ю. Елькиной [1]). В какой-то мере реализуется и вторая взаимосвязь; во всяком случае, здесь существует достаточное количество хорошо известных форм работы для различных возрастов, таких как экскурсии на предприятия, «индустриальные экспедиции» (разработка НМЦ «Школа нового поколения» Фонда Олега Дерипаски «Вольное Дело»), встречи с профессионалами, «Урок от профессионала» (опыт Самарской области), мастер-классы, профессиональные пробы, профессиональное обучение школьников. К этой же категории можно отнести и посещение школьниками, иногда совместно с родителями, конкурсов профессионального мастерства Worldskills Russia (и других), где можно не только увидеть элементы профессиональной деятельности в профессиональном контексте, но и наблюдать в разных ситуациях представителей компаний крупного, среднего и мелкого бизнеса и вступить с ними во взаимодействие. В наибольшей степени смыслу профориентационного нетворкинга соответствует посещение школьниками ярмарок вакансий. Однако это всё ещё слишком далеко от профориентационного нетворкинга, по крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, профориентационный нетворкинг – это непрерывный процесс, предполагающий систематическую, последовательную и преемственную работу со всеми возрастами (как и процесс психолого-педагогического сопровождения профессионального самоопределения), тогда как на практике знакомство школьников с реальным профессиональным контекстом если и приобретает систематический характер, то не ранее 9-го класса.

Во-вторых, профориентационный нетворкинг – это организация взаимовыгодных полезных связей, тогда как на практике забота школы состоит в том, чтобы обеспечить самоопределение школьника. О выгоде другой стороны – работодателя – должен, как считается, думать сам работодатель (проблема в том, что он часто думает об этом, исходя исключительно из своих собственных представлений о «человеческом ресурсе»). Тем не менее, именно в поисках такой взаимовыгодности заключается перспективное место школы как квалифицированного посредника; как известно, посреднические услуги высоко оплачиваются, и профориентационный нетворкинг мог бы стать важной нишей для платных услуг. (Надеюсь, что никто не воспримет вышесказанное как предложение школам продавать своих наиболее способных учеников корпорациям, нуждающимся в способных работниках).

В условиях фактического отсутствия профориентационного нетворкинга большинство российских школьников знакомятся с профессионально-ориентированной практической деятельностью в её учебно-профессиональном варианте, в кружках, секциях и студиях дополнительного образования детей, весьма далёких от реального социально-профессионального контекста. В результате, они оказываются потом в весьма неприятной жизненной ситуации, обнаруживая, что в трудовых коллективах мало, кто по-настоящему заинтересован в решении профессионально-трудовых задач, большинство же интересуется размером зарплаты, карьерным ростом, угождением начальству, межличностными взаимоотношениями в коллективе, возможностями для имитации деятельности, прямого отлынивания от своих обязанностей или перекладывания их на других работников и другими подобными вопросами, не имеющими отношения к содержанию своего труда. Многие родители, в свою очередь, видят свою обязанность в подготовке детей именно к такой жизненной ситуации, формируя у них разного рода навыки приспособительного поведения, чем нередко лишь вредят детям и их профессиональной карьере. Не правда ли, удивительно, что система общего образования предпочитает не замечать, что многих её питомцев в будущем ждут именно такие перспективы, воспринимая всё это то ли как неизбежное, то ли как должное?

Разрешение всего этого клубка застарелых проблем невозможно без организации третьего типа взаимосвязей: «работодатели–родители». В этом отношении определённые перспективы открывает осознание того факта, что на практике роли «родителя» и «представителя работодателя» часто сосредоточены в одном лице. Соответственно, направлениями педагогического воздействия школы должны стать: во-первых, активизация работодательской позиции у родителей учащихся и во-вторых, активизация родительской позиции у работодателей. И то, и другое может быть использовано для снятия социально-психологических барьеров, препятствующих развитию взаимодействия «работодатели–родители» в рамках профориентационного нетворкинга. Одна из конкретных форм такого рода работы, входящая в практику современной школы – родительские мастер-классы, где родители предстают перед своими детьми в роли профессионалов, представителей будущих работодателей. Педагогическое воздействие этой формы на обучающихся очевидно; в данном случае автор статьи намерен акцентировать влияние, которое может иметь «родительский мастер-класс» на самих родителей, как на профессионалов и представителей работодателя. Существуют примеры и дальнейшего практического развития этой идеи. Так, в школе №77 г. Ярославля, работающей над проблемой «Механизм включения родительской общественности в процесс профессиональной ориентации обучающихся в современных социально-экономических условиях», действует профориентационная родительская лаборатория «Родитель+!», обеспечивая включение родителей в образовательный процесс школы в комплексе ролевых позиций «родитель–профессионал–сотрудник–представитель работодателя». Однако и это всё – пока что не профориентационный нетворкинг, а лишь создание для него необходимых условий: коррекция родительского отношения к миру труда и профессий через активизацию у них профессиональной позиции и гуманизация отношений работодателей через активизацию в них родительской позиции.

На естественный вопрос: существуют ли в современной российской реальности прецеденты практики профориентационного нетворкинга в его полноценной форме – может быть дан ответ о том, что автору известны некоторые попытки по созданию отдельных элементов профориентационного нетворкинга за пределами школьной системы. В качестве примера можно привести проект Центра занятости населения г. Тюмени и Тюменского района – «Job-кафе», которое позиционируется как «информационно-коммуникационная площадка для неформального взаимодействия школьников, студентов, родителей, учителей, работодателей, органов государственной власти, местного самоуправления, учреждений профессионального образования, общественных организаций по вопросам профессионального ориентирования, профессионального образования и трудоустройства». Цель проекта – создание условий для точечного взаимодействия по решению конкретных вопросов, в том числе для установления личных контактов студентов, школьников и их родителей с представителями бизнеса и профессиональными образовательными организациями. Основные механизмы: вынесение на общее обсуждение проблемных вопросов и деловых предложений; проблемно-тематическое экспертное информирование; создание игровых ситуаций для более продуктивного взаимодействия участников; организация самопрезентаций; создание возможностей для формирования репутации. (Проект стал лауреатом премии Росмолодёжи «Траектория» в 2013 году).

В заключение хочется акцентировать внимание читателя на положении, которое представляется автору статьи весьма важным. В последнее время принято говорить о профориентации обучающихся как о некоей проблемной зоне, при этом под «проблемами» обычно имеется в виду пакет дефицитов (нормативно-правовых, финансовых, кадровых и т.д.), которые препятствуют развитию профориентационной работы. Однако, на мой взгляд, главная трудность состоит не в ресурсных дефицитах профориентации, а в противоречивости всего того социально-профессионального контекста, который составляет предмет профориентационной работы. Истинные барьеры для развития российской профориентации – это, во-первых, упорное нежелание прямо обозначить комплекс проблем и противоречий, накопившийся в мире труда и профессий, и сделать их предметом обсуждения (в результате мы продолжаем заниматься не тем, чем нужно, а тем, чем не страшно); во-вторых, неумение выстраивать горизонтальные взаимовыгодные связи с другими заинтересованными сторонами; в-третьих, привычная склонность всех и каждого ожидать, что «мои проблемы решит кто-то другой», а именно – государство. Работодатель ждёт от государства кадров нужной квалификации с заранее заданными свойствами профессионального самоопределения. Родитель ждёт от государства, что оно обеспечит безоблачное будущее их детей, предоставив им достаточное количество высокооплачиваемых рабочих мест с хорошими условиями труда. Те же родители, вместе со школой, ждут от государства, что оно обуздает эксплуататорские замашки иных работодателей и принудит их гуманно относиться к своему кадровому ресурсу. Система образования ждёт от государства, что оно выделит ресурсы на профориентационную работу, а в школах введёт ставки профконсультантов. Идея профориентационного нетворкинга предполагает, что его потенциальные участники осознали практическую бесплодность и морально-психологическую ущербность подобных ожиданий и заняли принципиально иную позицию: «Мы вступаем в диалог, чтобы решать наши проблемы самим и сообща».

Ключевые слова: профессиональная ориентация, педагогическое сопровождение, самоопределение, нетворкинг.

Keywords: professional orientation, pedagogical support, self-determination, networking.

Список литературы:

  1. Елькина О. Ю. Путешествие в мир профессий: пособие для родителей уч.-ся 1–4 кл. М.: ИЦ «Академия», 2012. 160 с.
  2. Профессиональная педагогика: учеб. пособие для вузов / под общ. ред. В.И. Блинова. В 2 ч. Ч. 2. М.: Изд-во Юрайт, 2017. 350 с.
  3. Родичев Н.Ф. Профессиональная ориентация, карьерная навигация, поддержка и сопровождение самоопределения: развилки, векторы, пересечения // Профессиональное образование и занятость молодёжи : XXI век. Актуальные направления развития системы профессиональной ориентации учащейся молодёжи: мат-лы Междунар. научно-практ. конф. (Кемерово, 15-16 марта 2017 г.). В 2 ч. Ч. 1. Кемерово: ГБУ ДПО «КРИРПО», 2017. С. 70-74.

К